Лечение алкоголизма в Минске без кодирования с гарантией безвредности 8029 693 04 94

Перейти к контенту

Главное меню:

Что такое тревога

Лечение тревоги, страха, депрессии, панических атак
Все наше существо наполняют различные энергии. Среди них есть самая основная, базовая энергия, каждый момент времени вливающаяся в нас из окружающего мира и вырабатываемая внутри нас. Эта энергия узкоспецифична. Она дается нам из Источника Бытия только для одной единственной цели - для выполнения нашего смысла жизни
Причем эту энергию практически невозможно потратить на что-то другое. И если мы не выполняем смысл нашей жизни, блокируя своё развитие, то эта энергия, продолжая поступать и вырабатываться, накапливается в нас. И когда, её становится слишком много, ее избыток мы воспринимаем как определённое ощущение в теле. Это ощущение мы называем тревогой или волнением. Современный человек считает тревогу проявлением болезни и всячески старается её уничтожить. Тревога считается симптомом психического заболевания. Её пытаются лечить, создавая всё новые и новые транквилизаторы, так как к старым она быстро приобретает устойчивость. Эталоном здоровья в глазах нашей цивилизации считается этакий деловой мажорный человек с вечной улыбкой «уверенного в себе человека». Рыцарь материального достатка без страха и упрека, напролом продирающегося по жизни человека, с девизом компании Кока-кола «бери от жизни всё, не дай себе засохнуть», современного эквивалента древнего клича гедонистов «ешь, пей, и веселись, ибо завтра смерть грядёт». Такой человек живёт чисто материальными интересами. Ни о какой духовной жизни он не имеет ни малейшего представления. Весь он здесь. На поверхности. В плоскости вещей, власти, «собственного достоинства» с присущей ей тревогой «а что подумают обо мне другие?». Так живёт подавляющее большинство всех людей на нашей планете. Результатом такого блокирования духовного развития, результатом невыполнения своего смысла жизни является глубокая тоска по смыслу и развитию. По тому, чтобы стать тем, кем я должен быть. А нереализованная энергия, накапливаясь, переполняя душу, превращается в жесточайшую тревогу. С таким уровнем тревоги и тоски по несделанному жить становится очень тяжело. Ведь стремление созреть и выполнить свою жизнь – это одна из самых базовых потребностей, заложенных в природе человека. Она гораздо сильнее физического голода и страха смерти. Подтверждение тому – смерть тысяч людей, выбиравших выполнить свою жизнь, принеся людям знание о Пути духовного развития, например, во времена жесточайших гонений на Христиан. Человек тяжело переносит ощущение тревоги. Потому, что она заставляет начинать движение. Идти вместо того, чтобы, вкусно поев, улечься на мягком диване и впасть в состояние блаженной свинскости, такой присущей всему нашему существу. Зверю, живущему внутри нас. И вполне естественно для нашего животного существа делать всё, что мешает покою и выгоняет из тёплой норы. Всю свою историю люди изобретали способы борьбы с тревогой. Способы не слышать Зов Божий в нас, увлекающий нас вверх по пути превращения из животного в духовное существо. Средства эти разнообразны - транквилизаторы и наркотики, алкоголь и никотин, телевидение – современная попытка преодоления отчаяния, только усугубляющая его, и одержимость работой и приобретением вещей. Одним словом – это различные зависимости, или используя старинную терминологию – страсти. Болезненно измененные естественные человеческие устремления, привлекающие к себе энергию жизни, таким образом, блокирующие развитие. Самый простой способ подавления тревоги, не требующий привлечения внешних средств – это построение иллюзорной реальности. Человек строит фантазийные представления о себе самом и окружающем мире, о жизни и её законах. Эти способы довольно шаблонны. Индивидуальные оттенки этих шаблонов имеются у каждого, но не делают эти шаблоны не узнаваемыми. Можно перечислить основные способы искажения реальности и жалобы человека в случае их поломки, и как следствие, прорыва тревоги. - «Я уверен в себе». Человек считает себя чем-то состоявшимся, завершённым, «сильным», «мужественным». Типичные установки в отношении себя, как правило, катастрофически опасные для собственной чувствительности и способности мыслить. Это - «сильный человек ничего не боится», «мужчины не плачут», «уверенные в себе люди действуют, а не думают». Это отказ от любого духовного развития. Как называется отказ зерна прорастать и становиться колосом? Как называется отказ жёлудя становиться дубом? Как называется прекращение развития плода в материнском чреве? Отказ от жизни, которая есть - непрекращающееся развитие - это смерть. В селекции есть порог в 90 процентов всхожести партии зерна, когда она считается живой и пригодной для посева. Если менее 90 процентов зёрен всхожи, такая партия считается мёртвой и пригодной только на фураж, т.е. на муку и на корм скоту. В ситуации с человечеством картина ужасающая – более 90 процентов людей не занимаются духовным развитием ни в каком виде, живя как есть, и удовлетворяя только телесные потребности. То есть, на языке селекции – это абсолютно бесплодная мёртвая партия семян. Как тут не вспомнить слова Иоанна Крестителя «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Евангелие от Матфея 3-10)! И всё-таки и этот вид бегства от тревоги иногда терпит крушение. При поломке защиты такой человек – жалуется на «неуверенность в себе» и сильную тревогу, страх. Не зная, что с этим делать. Рушится привычный пласт материальных забот и интересов, обнажая доселе неведомую реальность мира нематериального. Мира, для обозначения явлений которого у человека даже нет слов. И чем дольше человек лгал себе, удерживая себя на поверхности жизни и чем «увереннее в себе» он был, тем интенсивнее степень прорыва тревоги, доходящей до ощущения ужаса. Еще один вариант иллюзорной реальности звучит так: «я уверен в завтрашнем дне, в своём будущем. В том, что всё будет хорошо». Человек при таком способе защиты строит фантазию о своём будущем, но перестаёт сознавать, что это мысленная конструкция. Он думает о таком своём сфантазированном будущем, что он его предвидит. Человек в таком состоянии старается не заметить, что уверенности в чём-либо на Земле быть не может в принципе. Есть только Вера. Но и сама Вера наполнена бездонной энергией, огромной тревогой. Самая большая опасность этого способа защиты – практически полный уход из реальности и прекращение отклика на события реального мира. Для того чтобы обманывать себя, нужно много энергии. Чтобы поддерживать в себе эту иллюзию, требуется всё больше и больше сил. Чтобы убедить себя в реальности своего вымысла, приходится начинать себя вести так, как будто фантазия реальна. Люди, живущие в этом состоянии, часто ведут себя резко неадекватно – грубо нарушают правила дорожного движения, совершают другие действия, опасные для своей и чужой жизни. При поломке этого вида защиты жалуются на сильное чувство тревоги и «неуверенность в завтрашнем дне». Недавно я в интернете увидел результаты одного из социологических опросов, где корреспондент сокрушается о том, что «30 процентов населения не имеют уверенности в завтрашнем дне». Ого, подумал я, как много людей не болеет, хотябы одной из самых страшных болезней современности, болезнью уверенности! Еще один способ уменьшить тревогу - это изготовление из нее страхов. Страх – это тревога, у которой есть конкретный объект, например война, рак, инфаркт, экономический кризис, маньяк на улице, соседка – колдунья, конец света и т.д. У тревоги такого объекта не имеется. Тревога ждёт удара из всего и ничего конкретного. Тревога стремиться стать страхом. Как и почему это происходит? Уровень тревоги, у которой нет точки приложения, то есть, у которой отсутствует объект – всегда значительно выше, чем тревога, которая направлена на что-то конкретное. Если я ожидаю угрозы для жизни или благополучия от какого-то определённого события, например, боюсь заболеть раком или погибнуть в авиакатастрофе, я всегда могу принять меры по недопущению этого события. Я могу вести здоровый образ жизни - не курить, питаться здоровой пищей, и таким образом значительно снизить риск заболевания раком, и, соответственно, уменьшить уровень тревоги. Или просто не летать самолётами, и так получить, вообще, стопроцентную гарантию безопасности от авиакатастроф. Тревога будет значительно снижена за счёт привязки к объекту. А принимаемые меры по удаления объекта страха из своей жизни заберут дополнительно довольно много энергии, из переизбытка которой могла бы быть соткана тревога. Объект страха – это место, куда я проецирую свою смерть. Одна из самых распространённых попыток самообмана – это восприятие смерти, как чего-то внешнего, угрожающего мне снаружи. Это упорное нежелание сознавать, что источник смерти во мне самом. Он внутри меня в каждый момент времени. Вопрос только в том – когда я разбужу его и сделаю активным этот процесс. Существует огромное количество типичных самообманов, призванных подавить энергию жизни – тревогу. Человечество за свою историю весьма преуспело в сочинительстве фантазий о человеческой жизни. Но все фантазии рано или поздно рушатся, и тревога обнажается. Что же делать? Попытаться устранить тревогу химической атакой на себя самого. Выпить или закурить сигарету. Или потребив продукт с высоким содержанием глюкозы. Против лома нет приёма. Под наркозом тревога не чувствуется. Нужно только вовремя ввести следующую дозу, пока не началась ломка, и подавленная тревога и тоска не вскипела с удесятерённой силой. Раз за разом повторяя принимать химический суррогат радости и мира души. Той самой радости и мира, которые являются естественным плодом хорошо проживаемой жизни с осуществляемым смыслом. Раз за разом…. Незаметно человек обнаруживает себя в ловушке зависимости. Начинал отказом от развития себя, а закончил циррозом от алкоголизма. Пытаясь обезболить тревогу, человек создаёт зависимость. Зависимость – это вожделение к чему-то вместо Бога. Это сотворение богов в этом, земном мире. Отливание золотых тельцов для собственного поклонения. И такими идолами могут быть любые вещи и эмоции. Григорий Богослов в слове 28 выразил это такими словами: «так всякая разумная природа стремится к Богу и Первой Причине, однако не может постичь Ее. Утомленная влечением, она как бы выбивается из сил и, не перенеся мучений, пускается в новое плавание, чтобы или, по дурному расчету, обратить взор на видимое и сделать что-либо богом, или из красоты видимого и порядка познать Бога, употребив зрение путеводителем к тому, что превыше зрения, но при этом не потерять Бога из-за великолепия видимого.» Можно ещё затуманить свой разум мельканием картинок чужой жизни на экране телевизора. Испытать бурные эмоции, переживая за героя телепередачи или жертву бандитов в новостной программе, с вожделением смакуемую журналистами. Или переживать за победу «наших», глядя, как несколько десятков человек под дикие крики толпы зачем-то бегают по полю за одним единственным мячиком. О, высота человеческого разума, где ты? Главное – держать зомбоящик всегда включенным. Я встречал людей, которые. приходя домой, сразу включают телевизор или музыкальный центр, чтобы ни на мгновение не оставаться с собой наедине. Ибо там, в глубине собственной души, их ждёт встреча с пустотой и бессмысленностью внутри себя. И, конечно, с колоссальной тревогой и тоской – плодом не менее грандиозных запасов нереализованной энергии на проживание и делание своей жизни. СМЫСЛ Альберт Эйнштейн говорил что, человек, считающий свою жизнь бессмысленной, не только несчастлив, он вообще едва ли пригоден для жизни. Это действительно так. Человек, не выполняющий смысл своей жизни, влачит жалкое существование, для заполнения пустоты, культивируя у себя зависимость, пожирающую всю жизненную энергию. Очень быстро становясь больным и умирает не принеся плода. Смысл жизни и его делание становится главным стержнем жизни человека, помогая перенести любые страдания и наполняя энергией жизни всё человеческое существо. Можно вспомнить слова Ницше: «Если есть зачем жить, можно вынести почти любое как». А самое главное – человеческое сердце, зная о том, что человек творит неуничтожимый смертью плод жизни, наполняется глубокой и преизобильной радостью. Глубокий мир сменяет жившую в нём тоску. Конечно, тоска полностью никогда не уходит. Даже у самого плодоносящего человека всегда можно найти это напоминание о том, что мы пока не дома. Об этом мы можем сказать словами блаженного Августина «наше сердце никогда не будет спокойно, оно и не должно быть спокойно, пока не успокоится в Боге». А в нашей земной жизни у нас есть два варианта жизни. Либо огромная невыносимая тоска по тому чего у нас нет, и к чему мы не приближаемся, и без чего мы жить не можем – по любви, по смыслу. То есть по Богу. Ведь только он и есть этот смысл и любовь. Либо огромная радость и счастье от делания такого смысла жизни, который становится нашей дорогой домой. В Царствие Небесное. Приближает нас к Богу. Но и это счастье всегда наполнено тоской. Правда, эта тоска не удручает и не вызывает чувство безнадёжности, а лишь усиливает радость возвращения. Лишь быстрее понуждает нас творить плод своей жизни. Лишь все сильнее заставляет биться наше сердце в предвкушении встречи с самым любящим нас Существом. Встречи с Богом. В чем смысл человеческой жизни? Вопрос стар как мир. И, тем не менее на него есть ответ. Смысл человеческой жизни также универсален и определенен, как смысл жизни зёрнышка пшеницы – стать колосом пшеницы и ничем другим. Так и созревание человека из нашего теперешнего зародышевого состояния – всегда состоит из двух непереодолимо-обязательных частей для каждого живущего на Земле человека. Первая – духовное развития себя. Вторая – забота о других людях. Что есть духовное развитие себя? Это задавание вопросов себе. Кто я? Зачем я? Каков я? А каким я должен быть? Это поиск ответов на эти вопросы. Это переделывание, развитие качеств собственной души. Это сознавание невозможности изменить себя самого изнутри, как невозможности вытянуть себя за волосы из болота. Таким образом, возделывание в себе главного необходимого качества души – смирения. И тогда, это поиск силы, большей, чем я сам. Это поиск Бога. Только при условии выполнения этой первой части смысла человеческой жизни – собственного духовного развития, мы можем действительно по-настоящему заботиться о других. Знать, как это делать. Не подменять заботу обеспечением только телесных инстинктов и потребностей. Если духовного развития нет, то и забота о других не осуществляется. При таком варианте, как правило, человек совершает сверхусилия, направленные на заботу, но самой заботы дать не может. Он просто не знает, что это такое. А когда человек испытывает какую-нибудь потребность, но не знает, как её осуществить, он делает что-то простое. Самое примитивное. А что самое примитивное, похожее на заботу, в жизни человека? Это чисто животный, материальный аспект заботы. Инстинктивный. Такой же, как у любого зверя – кошки, собаки, кролика. То есть – нарожать зверят покрупнее, принести кусок пожирнее, устроить нору потеплее, запасов еды побольше. Переводя на человеческий язык – накормить, обуть, одеть. Или словами Горького – вырастить сына, посадить дерево и построить дом. Это и есть такое проявление заботы, которое, будучи достаточным, для кошки или лисицы, наполняет сердце человека, щемящей неудовлетворённостью пустоты, даже в случае наиболее полного выполнения её. Проще говоря – для человека, такая забота – это не забота, а лишь преддверие её. Помощь в удовлетворении чисто физиологических потребностей. Родить, накормить, одеть – не есть забота. Это лишь первая ступенька к ней. Важно отметить, что я не пытаюсь обесценить заботу материальную и следование инстинктам – размножения и выкармливания потомства. Я лишь говорю о том, что это не есть сама забота, необходимая составляющая смысла жизни человека. Примером тому могут служить многочисленные человеческие жалобы, когда «детей рощу, в «люди » вывожу, семью кормлю, одеваю, обуваю, а на сердце боль и тоска пустоты». Часто человеческая неудовлетворённость жизнью «как все» подменяет духовный поиск поиском приключений, впечатлений, новых эмоций. Люди идут в горы, рискуя драгоценным даром – собственной жизнью, спускаются в пещеры, ищут власти и славы. Совершая главную подмену естественного поиска Бога. Всё что можно найти таким образом – это ещё больше тоски и безнадежности. Как тут не вспомнить пророка Экклезиаста «суета сует, все - суета и томление духа!». Только человек уже осуществляющий духовное развитие себя, видит, что есть настоящая забота, и может её дать.

При тревожных состояниях особенно эффективно применение экзистенциального консалтинга. Курс от 1 до 3-4 интенсивов зачастую надежно решает проблему.
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню